Осветите мир

Осветите мир

21 октября 1879 года Томас Эдисон зажег лампочку накаливания в своей лаборатории в Менло-Парке, что в Нью-Джерси. Он был не первым, кто изготовил лампочку, но он первым сделал ее жизнеспособным и полезным изобретением.

Эдисон не заботился о том, чтобы обогнать всех, скорее, он усердно трудился со своей командой, стремясь создать практичный осветительный прибор, который получит широкое распространение и которым люди станут с удовольствием пользоваться. Он хотел построить надежную комплексную систему, которая сможет нести свет. Обеспечение мира светом на прочной основе требовало совершенно нового типа команды и новой культуры. В той маленькой лаборатории один человек и его помощники изменили мир и мы все еще чувствуем это по прошествии 130 лет.

Генри Форд, еще один великий американский инноватор, и Томас Эдисон – оба были выходцами из Мичигана (Эдисон вырос в Порт-Гуроне, куда его семья переехала вскоре после его рождения в штате Огайо). Эти двое поддерживали превосходные дружеские отношения. 21 октября 1929 года на праздновании полувекового юбилея того великого события Форд зажег ту самую первую лампочку в недавно построенном в Дирборне историческом парке, названном Институтом Эдисона. Томас Эдисон сидел и восхищался, глядя на свою чудесно восстановленную «Фабрику изобретений», перенесенную сюда из Менло-Парка.

При создании Института Эдисона Генри Форд пожелал сохранить исторические места, пока они еще не навсегда потеряны. Его команда тщательно собрала все предметы, которые только смогла найти в руинах лаборатории в Нью-Джерси. Сотрудники Форда пронумеровали каждый кирпич и каждую доску, они даже землю из-под здания погрузили в поезд и провезли через всю страну, чтобы целиком восстановить лабораторию в музее под открытым небом на юго-востоке штата Мичиган. Это место получило название Гринфилд-Виллидж.

Любой ребенок, выросший в Юго-Восточном Мичигане, бывал в Гринфилд-Виллидже по крайней мере раз в году. Разумеется, и я тоже. Гринфилд-Виллидж – свидетельство наследия нашей страны в области предпринимательских инноваций и изобретений. Форд собрал здания и исторические артефакты по всей стране и сохранил их для будущих поколений. Как написал Уильям Претцер в своей книге Working at Inventing: Thomas A. Edison and the Menlo Park Experience («Работа над изобретениями: опыт Томаса Эдисона и Менло-Парка»), Форд ставил целью создание музея, который сможет не только хранить прошлое, но и формировать будущее. Он хотел использовать прошлое, чтобы воодушевить посетителей, особенно молодежь, стремиться к еще более грандиозным изобретениям.

Я могу выразить свою личную благодарностью Генри Форду. В моем случае его видение сработало. Когда я был ребенком, всякий раз, когда я попадал в восстановленный Менло-Парк, у меня по коже бежали мурашки. В восемь лет я еще не знал, что произошло в этой крошечной лаборатории, но по какой-то неизвестной причине она говорила со мной. Я так сильно хотел работать в подобном месте! Но чем бы я там занимался? Я еще не знал.

Вспоминая свои мечты в мою бытность двадцатилетним студентом факультета информатики Мичиганского университета – мечты собрать веселую, энергичную и талантливую команду специалистов по разработке программного обеспечения, – теперь я понимаю, что я хотел снова ощутить те бегущие по коже мурашки, которые впервые почувствовал в Менло-Парке, будучи ребенком. Я хотел, чтобы эту энергию воспринимал я сам – и все те, кто присоединится ко мне. Более двадцати лет назад, когда я взялся проводить экскурсии в Interface Systems, я начал вновь вспоминать о тех детских мечтах. Я стал приукрашивать свои экскурсии историями, говоря людям, будто все, что они видят, очень похоже на то, что происходило в лаборатории Эдисона в Менло-Парке. В то время у меня было очень смутное представление о том, правда ли это, потому что я просто отталкивался от своего детского восприятия того места.

В 2001 году, когда мы вчетвером обсуждали создание компании, я снова начал размышлять об энергии Эдисона и о том, как связана песня моего сердца с тем местом. Однако теперь я не хотел просто упоминать Эдисона и Менло-Парк в качестве украшения, интересной истории. Я хотел, чтобы эта история стала частью нашей организации и той культуры, которую мы выстроим. Менло-Парк будет в названии компании, на нашем сайте, на каждой визитной карточке и брошюре. А история Эдисона станет частью нашей культуры.

Может, я просто пытался догнать детскую мечту? Чтобы чувствовать уверенность, мне требовалось исследовать, что именно произошло в Менло-Парке, и понять, было ли это место на самом деле настолько фантастическим, как я думал в детстве. И снова я начал с чтения. Мое внимание привлекли две книги: Working at Inventing («Работа над изобретением») Билла Претцера и Edison: A Life of Invention («Эдисон. Жизнь изобретения») Пола Израэля. Когда я начал глубже узнавать о том, что на самом деле происходило в Менло-Парке, я не мог поверить, сколько общего было у этой истории и моего собственного путешествия. К тому времени мне посчастливилось не только познакомиться с Полом Израэлем и Биллом Претцером, но и считать их своими добрыми друзьями. Я мог рассчитывать на их исторические знания в том, что касается магического опыта Менло-Парка Томаса Эдисона.

Назвать компанию в честь этого места было более чем правильным решением.

Радость в действии

Поделитесь на страничке

Следующая глава >