Российский крупный бизнес: события и тенденции 2004 г.

Российский крупный бизнес: события и тенденции 2004 г.

Основные тенденции:

? Превращение компаний в главных действующих лиц российского крупного бизнеса, их ориентация на рост капитализации как основной критерий деятельности, самоструктуризация под «мировые» стандарты.

? Сведение роли интегрированных бизнес-групп к функциям инвест-фондов и «инкубаторов» для новых компаний.

? Рутинизация привлечения ведущими российскими компаниями и банками заимствований с Запада на сумму до нескольких сотен миллионов долларов.

? Рутинизация покупок иностранных активов российскими металлургическими, топливно-энергетическими и телекоммуникационными компаниями.

? Активизация экспансии западного бизнеса в несырьевые отрасли российской промышленности.

Основные события:

? Завершение раздела черной металлургии между шестью частными компаниями: «Евразхолдинг», ММК, «Северсталь», НЛМК, «Мечел» и «империя» А. Усманова — Анисимова — Скоча.

? Продажа «Юганскнефтегаза» государственной компании «Роснефть» в счет погашения налоговых долгов ЮКОСа (ставшая решающим шагом к уничтожению последнего).

? Консолидация американской компанией ConoсoPhillips 10 % акций «ЛУКойла» (7,6 % из них приобретены у государства за 1,988 млрд долл. — самая большая сумма в истории российской приватизации).

? Покупка «Русалом» 20 % акций крупнейшего в мире глиноземного завода — австралийского Queensland Alumina за более чем 400 млн долл.

? Решение государства о строительстве нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО).

Тенденции

В 2004 г. продолжался процесс закрепления компаний в качестве основной формы существования российского крупного бизнеса и одновременного перепозиционирования интегрированных бизнес-групп. Он начался около двух лет назад и в ближайшие несколько лет будет, вероятно, завершен. В рамках компаний выстраивается полностью автономная система управления, они начинают самостоятельно планировать свое развитие на средне— и долгосрочную перспективу и становятся основными субъектами взаимодействия с внешним миром. Новые структуры в отечественном крупном бизнесе в большинстве случаев создаются именно в форме компаний.

Что касается существующих ИБГ, то их роль сводится в основном к оперированию пакетами акций входящих в их состав компаний и к формированию новых (т. е. к роли инвестфондов и «инкубаторов»). Продолжают возникать и новые группы, причем формируются они в большинстве своем по прежней схеме — как коллекция не связанных между собой, но исходно недооцененных активов. Однако достаточно быстро часть их начинает структурироваться в компании, а лишнее — продаваться.

Вторая тенденция, сопоставимая по важности с первой, касается поведения компаний. Основным критериальным показателем для них все более явно и необратимо становится капитализация. Это в одинаковой степени верно для компаний, управляемых и собственниками, и наемными менеджерами, поскольку только рост капитализации в современных условиях делает их легальными и легитимными владельцами крупных состояний [130].

Обеспечение максимального роста капитализации российских компаний возможно только путем вывода акций на международные биржи или, иными словами, на мировой фондовый рынок. В результате одним из основных экономических процессов 2004 г. стало их структурирование и трансформация под стандарты этого рынка. От многого приходится избавляться, а многое — достраивать, чтобы хотя бы внешне соответствовать нормам «цивилизованного» мира. При этом часто не принимая во внимание, как это отразится на производственной эффективности в конкретных условиях современной России.

Еще одна важная тенденция — рутинизация привлечения российским реальным сектором крупномасштабных заимствований с глобальных финансовых рынков в виде банковских кредитов (часто синдицированных) и выпуска долговых ценных бумаг (еврооблигации — для первоклассных заемщиков и CLN — для компаний с небольшой кредитной историей). Заимствования в сотни миллионов долларов становятся доступными для любой сколько-нибудь успешной и известной в мире российской структуры, будь то компания или даже отдельное крупное предприятие. Перечислим наиболее серьезные заимствования 2004 г.:

? Два кредита (на 1,1 млрд и 1,3 млрд долл.) и два выпуска еврооблигаций (на 1,2 млрд и 1,25 млрд долл.) «Газпрома».

? Синдицированный кредит «Русскому алюминию» на 800 млн долл.

? Кредит «Роснефти» на 700 млн долл.

? Дебютные выпуски еврооблигаций «Северстали» и «Норильского никеля» на 700 млн и 500 млн долл.

? Размещение еврооблигаций «Вымпелкомом» и «Мегафоном» на 450 и 375 млн долл.

? Размещение CLN «АвтоВАЗа» и «Волготанкера» на 150 млн и 120 млн долл.

Возьмем на себя смелость утверждать, что без особых поводов уже не заслуживают отдельного рассмотрения заимствования на сумму менее 1 млрд долл. для «Газпрома», менее 500 млн долл. для ведущих российских нефтяных и металлургических компаний и менее 250 млн долл. для ведущих компаний других отраслей реального сектора.

Рутинизация заимствований с Запада привела к еще большему, чем в прошлые годы, падению значимости для российских ИБГ и компаний дочерних, аффилированных или дружественных банков. Хотя надо отметить, что серьезное ослабление связи между ИБГ и «внутригрупповыми» банками началось еще в 2002–2003 гг., когда роль самых крупных кредиторов российской промышленности стали играть государственные Сбербанк и Внешторгбанк (ВТБ). А ведущие частные банки, вынужденные обеспечивать рентабельность своего бизнеса, перестали делить надежных заемщиков на «своих» и «чужих».

В этом же направлении в 2004 г. работали еще два фактора. Во-первых, потеряли актуальность широко распространенные ранее схемы налоговой оптимизации, причем, вероятно, не на год-два, а на среднесрочную перспективу. Во-вторых, ведущая роль в обслуживании экспортно-импортных операций явно переходит от банков, входящих в интегрированные бизнес-группы (ИБГ), к тем же самым Сбербанку и ВТБ, а также к российским «дочкам» иностранных кредитных организаций. Так, в десятке лидеров в этом бизнесе (обслуживающей около половины внешнеэкономических расчетов) лишь три банка, входящие в состав ИБГ, — Газпромбанк, МДМ-банк и Альфа-банк, причем у всех трех рыночная доля падает.

Одной из важных тенденций года было начало регулярной практики IPO (Initial public offering — первичное публичное размещение акций) российских компаний на мировых и российских биржах. Они уже выглядят не как исключительные события, в которых удача сопутствует лишь «звездам», а как естественный этап развития любой успешной компании либо просто как технология привлечения денег с фондового рынка. В 2004 г. было проведено пять IPO — столько же, сколько за весь период с 1992 по 2003 г. Хотя, как и ранее, они сильно разнятся и по масштабам, и по степени прозрачности. Самое крупное размещение в 2004 г. осуществила Стальная группа «Мечел»: на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) было продано 10 % акций за 291 млн долл. На российских биржах — ММВБ и РТС — разместили свои акции один из ведущих производителей боевых самолетов Научно-производственная корпорация «Иркут» (23,3 % за 127 млн долл.), сеть супермаркетов «Седьмой континент» (15 % за 80 млн долл.), девелоперская компания «Открытые инвестиции» (38,5 % за 70 млн долл.) и косметический концерн «Калина» (28 % за 25 млн долл.). Причем и в России, по данным эмитентов, существенную часть покупателей составили иностранные инвесторы. Есть основания полагать, что при благоприятном развитии событий в ближайшие годы российские компании будут осуществлять IPO на общую сумму в миллиарды долларов и этот механизм финансирования станет конкурировать с долговым.

2004 год был годом активной иностранной экспансии в несырьевые отрасли российской промышленности. Наиболее популярными при этом были средние по масштабам предприятия и проекты в потребительском секторе (включая автомобильную и шинную промышленность) и секторе высоких технологий. Инвесторы в большинстве случаев не просто профильные, а входящие в число мировых лидеров в соответствующих отраслях или сегментах (часто с годовыми оборотами в десятки миллиардов долларов).

Иностранцы не только покупали пакеты акций уже работающих российских структур и создавали СП, но и вводили в строй или начинали строительство новых предприятий, что до сих пор случалось достаточно редко. Основные события считаем целесообразным отметить отдельно:

1. Новое строительство:

? начало строительства американской компанией Cargill солодовни и завода по производству крахмалопродуктов в Тульской области;

? ввод в строй французской компанией Bonduelle первой очереди консервного завода в Краснодарском крае;

? открытие французской Michelin шинного завода в Подмосковье;

? ввод в эксплуатацию завода по производству парфюмерной и косметической продукции в Наро-Фоминске (Подмосковье) компанией Avon ;

? ввод в строй первой очереди завода по производству косметической и гигиенической продукции в Егорьевске (Подмосковье) польской компанией TZMO (марка Bella).

Во всех случаях, кроме первого, сделанные или планируемые капиталовложения не превышают 100 млн долл.

2. Покупки:

? кондитерского холдинга «Сладко» норвежским многопрофильным концерном Orkla ;

? пивоваренных заводов «Шихан» (Стерлитамак), «Волга» (Нижний Новгород) и «Собол бир» (Новосибирск) голландской компанией Heineken ;

? ярославской табачной фабрики «Балканская звезда» франко-испанской группой Altadis (завершает раздел данной отрасли в России между глобальными игроками).

Все указанные активы обошлись покупателям от 100 до 200 млн долл.

3. Создание СП:

? французской Snecma с НПО «Сатурн» по разработке и производству двигателей для региональных самолетов нового поколения (возможные инвестиции Snecma — около 600 млн долл. за четыре года);

? швейцарской Liebherr с компанией «Каскол» по разработке и производству в России элементов шасси и систем кондиционирования воздуха для европейских самолетов (планируемые инвестиции — около 50 млн долл.);

? французской Louis Dreyfus с компанией «Агрос» (входит в ИБГ «Интеррос»); вклад российской стороны — десять элеваторов, французской — два и доплата около 50 млн долл.

4. Прочее:

? доведение французским концерном Renault своей доли в СП «Автофрамос» до 76 % в результате выкупа 26 % акций СП у правительства Москвы;

? открытие в Москве и Новосибирске двух исследовательских подразделений Intel на базе российских компаний «Эльбрус» и «УниПро»;

? открытие в Москве центра микроэлектронных разработок американской Cadence Design Systems.

С другой стороны, в регулярную практику превратилось приобретение ведущими российскими компаниями иностранных активов. Мотивы для этого были вполне традиционны: выход на новые рынки сбыта, достраивание технологических цепочек (как «вниз», так и «вверх»), формирование имиджа глобальных игроков. Покупки стоимостью в сотни миллионов или даже в миллиард долларов в 2004 г. сделали лишь сырьевые и телекоммуникационные гиганты: «Норильский никель», «Русский алюминий», «ЛУКойл», «Газпром», МТС, «Вымпелком» (основные сделки см. в разделе «События»). Однако покупки на порядок меньше позволяют себе и компании обрабатывающей промышленности (в частности, Объединенные машиностроительные заводы (ОМЗ) купили два профильных для себя подразделения всемирно известной чешской компании Scoda).

События

Внутренние

Наиболее важным событием 2004 г., бесспорно, является первичный раздел черной металлургии. Практически вся отрасль оказалась под контролем шести крупных частных компаний: «Евразхолдинга», Магнитогорского металлургического комбината (ММК), «Северстали», Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), Стальной группы «Мечел» и «империи» Усманова — Анисимова — Скоча (включает «Уральскую сталь», Оскольский электрометаллургический комбинат, Лебединский и Михайловский ГОКи). Этот корпоративный расклад возник в результате серии заключенных в 2004 г. сделок. Их количество и суммарная стоимость беспрецедентны не только для отрасли, но и для российской экономики в целом, за исключением ТЭКа. Наиболее крупными и важными среди этих сделок являются:

? покупка менеджментом ММК 35 % акций комбината у государства и Стальной группы «Мечел» (сумма сделок — 1,7 млрд долл.);

? покупка А. Усмановым и В. Анисимовым Михайловского ГОКа у группы «Уникор» и 50 % акций «Уральской стали» у «Базового элемента» (сумма сделок — около 2 млрд долл.);

? покупка НЛМК Стойленского ГОКа у группы «Уникор» и миноритарных акционеров (сумма сделок — около 800 млн долл.);

? покупка «Евразхолдингом» Качканарского ГОКа (он же — ГОК «Ванадий») у Уральской горно-металлургической компании за 200 млн долл.;

? покупка Стальной группой «Мечел» контрольного пакета акций комбината «Ижсталь» у государства и частных миноритарных акционеров (сумма сделок — меньше 50 млн долл.);

? увеличение «Северсталью» своих пакетов акций Оленегорского ГОКа и «Карельского окатыша» с контрольных до доминирующих, т. е. до более чем 75 %.

Сложившийся «корпоративный ландшафт» черной металлургии выглядит устойчивым в кратко— и даже среднесрочной перспективе. Сопоставимых по значимости неподеленных активов в России нет. Все компании-лидеры в той или иной степени вертикально интегрированы и в значительной мере обеспечены собственным сырьем (либо имеют давних дружественных поставщиков). В рамках сценария, свободного от неожиданностей, в ближайшем будущем вероятны лишь покупки некоторыми из этих компаний крупных угольных активов, поскольку до сих пор не все металлурги могли уделить им должное внимание.

Таким образом, к концу 2004 г. завершился раздел черной металлургии между крупными отечественными структурами, которые являются рыночно-ориентированными и способными к экспансии и развитию. То есть произошло то, что в 1990-е гг. случилось в нефтяной промышленности, а в 2000–2002 г г. — в алюминиевой. Следующий естественный шаг — формирование на базе некоторых из указанных структур полноценных транснациональных корпораций.

Завершилась консолидация и в смежной отрасли промышленности — трубной. В конце 2004 г. Челябинский трубопрокатный завод приобрел 57,2 % акций Первоуральского новотрубного завода. Новая структура становится вторым производителем труб в России (совокупная доля двух заводов на рынке — 25 %). А остальные крупные отечественные трубопрокатные заводы уже несколько лет поделены между Трубной металлургической компанией (лидер отрасли) и Объединенной металлургической компанией.

Объединительные процессы активно развивались также в двух отраслях, весьма далеких от сырьевого сектора: мобильной связи и авиатранспорте.

В мобильной связи ведущую роль в данном процессе играли МТС и «Вымпелком», затраты которых на эти цели составили около 200 и 100 млн долл. соответственно. Причем механизмы оба лидера использовали одинаковые. Это продолжение экспансии в регионы путем покупки местных операторов, остававшихся независимыми, или увеличения пакетов акций в своих дочерних компаниях до уровня, обеспечивающего полный контроль. Еще один механизм — рационализация внутренней структуры за счет присоединения стопроцентных «дочек». Можно утверждать, что к концу 2004 г. помимо «большой тройки» в отрасли остался только один серьезный игрок — поволжский СМАРТС.

В авиатранспорте экспансию осуществляли все компании «большой пятерки». Они либо покупали региональных авиаперевозчиков (так поступали «Аэрофлот», «Сибирь», UTAir), либо создавали альянсы иного типа (KrasAir c ДАЛ и «Пулково» с «Россией»). Но в данной отрасли процесс консолидации еще далек от завершения: в 2004 г. доля первой пятерки в объеме перевозок только лишь впервые превысила половину.

В целлюлозно-бумажной промышленности завершился конфликт вокруг отраслевого лидера — компании «Илим Палп». Он продолжался более трех лет и получил название «лесные войны». Его основной этап начался в 2002 г., когда «Базовый элемент» совместно со структурами санкт-петербургского Промышленно-строительного банка (ПСБ СПб) предпринял попытки добиться в судебном порядке отмены итогов приватизации основных предприятий «Илим Палпа» — Братского ЛПК и Котласского ЦБК. К концу 2003 г. взаимные тяжбы зашли в тупик и стороны приступили к переговорам, которые завершились осенью 2004 г. Их результаты сводятся к следующему:

? «Илим Палп» признается законным владельцем всех своих предприятий;

? структуры ПСБ СПб получают 25 % акций компании «Илим Палп» и опцион на выкуп еще 25 %;

? «Базовый элемент» возвращает себе стопроцентный контроль над компанией «Континенталь Менеджмент», объединяющей ряд не слишком крупных предприятий лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, главным образом в восточных регионах (создана О. Дерипаской в 2001 г., позднее он передал блокирующий пакет акций ПСБ СПб);

? «Базовый элемент» получает от ПСБ СПб 20 % акций Архангельского ЦБК.

Данный результат выглядит как победа ПСБ СПб и контролирующих акционеров «Илим Палп» [131]. Что касается «Базового элемента», то полученные им отступные выглядят скромно. Однако, сконцентрировав 33,6 % акций Архангельского ЦБК (12,5 % акций были куплены в начале 2004 г., а около 1 % — еще раньше), он немедленно начал борьбу за участие в управлении этим предприятием с его хозяевами — альянсом австрийской Pulp Mill Holding и российской Группы компаний «Титан». (Первая является контролирующим акционером, вторая владела комбинатом до 2002 г. и, по общему мнению, сохраняет на нем ключевые позиции) [132].

Ряд событий касается не отраслей, а отдельных субъектов российского крупного бизнеса.

ИБГ «Базовый элемент» стала единственным собственником своих основных компаний — «Русского алюминия» и «РусПромАвто». 25 % акций «РусПромАвто» (контролирует ГАЗ, основные автобусные заводы и пр.) было выкуплено у ее менеджмента. А такой же пакет «Русского алюминия» — у ИБГ Millhouse Capital. (В 2000 г. «Русский алюминий» был создан этими ИБГ на паритетных началах. Осенью 2003 г. «Базовый элемент» выкупил первые 25 % его акций и получил опцион на приобретение оставшейся доли.)

Millhouse Capital (Р. Абрамович и партнеры) вернула себе контрольный пакет акций «Сибнефти», а точнее — 57,5 %. Она смогла в основном отыграть назад процесс слияния своей компании с «опальным» ЮКОСом, юридически почти завершенный к концу 2003 г. Еще около 30 % акций «Сибнефти» пока остается под арестом. (Заметим, что фактический контроль над компанией все время оставался в руках ее менеджмента, представляющего интересы Р. Абрамовича.)

Кроме того, ИБГ Millhouse Capital сделала серьезные заявки на экспансию в фармацевтику и сельское хозяйство. В первом случае было объявлено о создании компании «Фармстандарт», которая претендует на лидерство в отрасли. В нее должны войти шесть заводов с суммарным выпуском в 2003 г. 108 млн долл. (четыре из них были куплены в 2003 г. у американской ICN, а два принадлежат дружественным структурам). Напомним, что Millhause Capital уже создала одну из крупнейших в стране аптечных сетей, объединив аптеки, работающие под марками ICN и «Чудо-доктор». Во втором были куплены 86 % акций АОЗТ «Матвеевское» (Московская область), среди активов которого 5 тыс. га земли.

«Новой звездой» 2004 г. можно считать Группу БИН. Она существует уже довольно давно, основными направлениями деятельности в настоящее время являются нефтедобыча (компания «Русснефть»), финансы (БИН-банк), девелопмент и управление недвижимостью (Промышленно-финансовая компания БИН) [133]. Особенность данной ИБГ состоит в том, что это один из немногих в сегодняшней России примеров крупного семейного бизнеса: ее основные собственники и руководители — близкие родственники.

В 2004 г. «Русснефть» агрессивно скупала новые активы, и в результате годовая добыча контролируемых ею к концу года предприятий достигла 10 млн тонн нефти (в 2003 г. — 6 млн тонн, план на 2005 г. — 15 млн тонн), а консолидированная выручка компании — 2 млрд долл. Кроме того, компания получила международный «сертификат элитности»: четырехлетний кредит на сумму 200 млн долл., выданный ее дочернему предприятию — «Варьеганнефтегазу» — ведущим французским банком BNP Paribas.

2004 год можно считать также годом рождения ИБГ Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК). Она сформировалась в результате экспансии, осуществленной основным акционером комбината — В. Лисиным, который помимо упоминавшегося выше Стойленского ГОКа приобрел активы в относительно далекой отрасли — порты в Санкт-Петербурге и Туапсе.

А две известные ИБГ — «Уникор» и «Ист Лайн» — в 2004 г. радикально «сжались».

Группа «Уникор» (до августа 1998 г. — Группа банка «Российский кредит») продала свои основные производственные предприятия — Михайловский и Стойленский ГОКи (см. выше). Оставшиеся у нее активы — Импэксбанк, «Российский кредит», «Стойленская нива», недвижимость в Москве и др. — не подходят под критерии крупного бизнеса ни по отдельности, ни в сумме.

«Ист Лайн» же трансформировалась из ИБГ в компанию. До последнего времени она специализировалась в трех направлениях: управлении аэропортом «Домодедово», грузовых авиаперевозках и железнодорожном машиностроении. В 2004 г., однако, было решено сосредоточиться на основном бизнесе — аэропортовом. В результате летом была продана авиакомпания «Ист Лайн», а осенью — машиностроительные заводы. В обоих случаях покупатели были профильные. Авиакомпанию приобрели акционеры другого ведущего грузового авиаперевозчика — «Тесис», получившие в результате контроль над примерно 40 % рабочего парка ИЛ-76 — основных грузовых машин в стране. А на базе машиностроительных заводов возник специализированный холдинг UG-Trans [134].

Взаимодействие с внешним миром

К основным событиям в части взаимодействия российского крупного бизнеса с внешним миром можно отнести следующие.

1. Консолидация американской компанией ConoсoPhillips (входит в десятку крупнейших в нефтяной отрасли) 10 % акций «ЛУКойла». Это произошло в два этапа. В сентябре американцы на аукционе купили последний пакет акций «ЛУКойла», находившийся в государственной собственности, — 7,6 %. Выплаченная сумма — 1,988 млрд долл. — рекордная в истории российской приватизации. Затем в течение двух месяцев недостающие акции были скуплены на рынке. Владение 10 %-м пакетом позволяет ConoсoPhillips, во-первых, включать в свою консолидированную отчетность соответствующую долю запасов и добычи российской компании, а во-вторых — иметь своего представителя в ее совете директоров.

Также было объявлено о создании СП для разработки углеводородов в северной части Тимано-Печорской нефтегазовой провинции. Доля российской стороны — 70 %, американской — 30 %, а ее предполагаемые вложения — 520–670 млн долл. «ЛУКойл» надеется на сотрудничество с ConoсoPhillips и по ряду других проектов, и даже на полноценный стратегический альянс с ней.

«ЛУКойл» не только продавал акции иностранцам, но и приобретал зарубежные активы. В частности, он получил два участка для разведки и добычи газа в Саудовской Аравии, а также купил вторую сеть бензозаправок в США (почти 800 АЗС за 360 млн долл.).

В 2004 г. «ЛУКойл» также активно приводил свою структуру в соответствие с понятиями о «правильной» компании, принятыми в мировом нефтяном бизнесе и на фондовом рынке. Для этого, в частности, пришлось полностью или почти полностью выйти из капитала таких крупных и известных «дочек», как «ЛУКойл-Бурение», «ЛУКойл-Нефтегазстрой», банк «Петрокоммерц». То есть нефтяная компания рассталась (по крайней мере формально) с большей частью своего технологического и финансового окружения, которое последовательно и тщательно формировалось в течение примерно десяти лет и, по-видимому, отнюдь не препятствовало, а, напротив, способствовало эффективной работе в российских условиях.

2. Приход в Россию одного из мировых лидеров потребительского кредитования — GE Consumer Finance (подразделение General Electric). Американцы купили 100 % акций Дельтабанка. Продавец — инвестиционный фонд Delta Capital Management. Сумма сделки — 100 млн долл., кроме того, банк получит кредит 50 млн долл.

Практически одновременно на российский рынок потребительского кредитования попыталась выйти французская банковская группа BNP Paribas. В конце лета она заявила о приобретении около 50 % акций лидера российского банковского ритейла — банка «Русский стандарт». Сделка оценивалась в 300 млн долл. Однако в начале 2005 г. стороны отказались от нее. По наиболее распространенной версии, Р. Тарико — владелец «Русского стандарта» — счел, что претенденты на покупку недооценили его банк. А другому французскому банку — Societe Generale — удалось усилить свои позиции в этом сегменте. Он совместно с инвестиционным фондом Baring Vostok Capital Partners создал небанковскую кредитную организацию «Русфинанс» (доли сторон — 51 и 49 % соответственно).

3. Покупка «Норильским никелем» 20 % акций южноафриканской компании Gold Fields, входящей в число ведущих золотодобывающих компаний мира. Заплатив 1,16 млрд долл., «Норильский никель» стал ее крупнейшим акционером. Заметим, что на эту покупку был получен краткосрочный синдицированный кредит 800 млн долл. без какого-либо обеспечения и по низкой ставке (организатор — Citigroup).

4. Победа «Русского алюминия» на аукционе по продаже 20 % акций крупнейшего в мире глиноземного завода — австралийского Queensland Alumina (объем производства — более 3,5 млн тонн глинозема в год). Цена — 401 млн долл. плюс 60 млн долл. — долги прежнего владельца пакета. По 20 % акций завода принадлежит также другим глобальным игрокам отрасли: Alkan, Pechinay и Comalco. «Русский алюминий», по словам его генерального директора А. Булыгина, будет получать с завода примерно 740 тыс. тонн глинозема в год, а в будущем, возможно, до 1 млн тонн в год. (Как известно, «Русский алюминий» испытывает дефицит бокситов и глинозема и пытается приобрести соответствующие активы по всему миру, до недавнего времени неудачно.)

5. Покупки МТС и «Вымпелкомом» компаний мобильной связи в Центральной Азии. «Вымпелком» приобрел 100 % акций второго по величине казахского сотового оператора «КаР-Тел» (620 тыс. абонентов). Сумма сделки — 350 млн долл. плюс погашение долгов на 75 млн долл. Предполагается, что крупный миноритарный пакет будет продан некоему местному партнеру. Затем был куплен узбекский GSM-оператор Buztel (цена, вероятно, менее 10 млн долл.). МТС также вышла на узбекский рынок. За 121 млн долл. она приобрела 74 % акций крупнейшей в стране компании мобильной связи Uzdunorbita (около 210 тыс. абонентов, что составляет более 50 % рынка). Кроме того, МТС получила опцион на выкуп в течение трех лет оставшегося пакета за сумму не менее 38 млн долл. При покупках ведущих компаний Казахстана и Узбекистана «плата» за одного приобретенного абонента оказалась существенно выше, чем при приобретениях в России, однако лидеры отечественной мобильной связи согласились дорого заплатить за входные билеты на рынки, которые считают перспективными.

Еще два события 2004 г. свидетельствуют о том, что российский крупный бизнес быстро осваивает наиболее «острые» приемы зарабатывания денег на мировых рынках.

Во-первых, завершена самая крупная из известных и абсолютно легальных спекулятивных операций российских инвесторов на международных фондовых рынках. Уже упоминавшиеся А. Усманов и В. Анисимов за 614 млн долл. продали CSFB (Credit Suisse First Boston) 13,4 % акций европейской сталелитейной компании Corus Group (седьмая по величине в отрасли). Этот пакет был приобретен в 2003 г. за 294 млн долл. Похоже, что, начиная скупку, А. Усманов предполагал стать стратегическим инвестором и партнером европейской компании. Сделать это не удалось из-за разногласий с другими акционерами, зато удалось провести первоклассную спекуляцию.

Во-вторых, консорциум «Альфа-Групп» успешно осуществил первый крупномасштабный и законный greenmail (корпоративный шантаж) против иностранцев. Жертва — крупнейшая пивоваренная компания мира InBev. Предмет — вторая по масштабам пивоваренная компания России — SUN Interbrew, учредителями и основными акционерами которой являются InBev и индийская инвестиционная группа SUN (им на начало лета принадлежало по 34,25 % голосующих акций SUN Interbrew).

События начались летом 2004 г., когда «Альфа» скупила у миноритариев около 15 % голосующих акций SUN Interbrew и объявила о желании стать ее блокирующим или контролирующим акционером, предложив SUN продать свой пакет. Однако InBev договорилась о выкупе доли у индийского партнера и получила согласие на это у Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Ответом российской ИБГ стал вердикт суда маленького города Сафоново (Смоленская область), который по иску местного жителя признал выданное ФАС разрешение незаконным. Перспектива длительных тяжб в российской глубинке показалась InBev столь неприятной, что 31 декабря она согласилась на выкуп у «Альфы» ее пакета за 260 млн евро (около 350 млн долл.), притом что купленные летом акции, по оценкам наблюдателей, обошлись россиянам примерно в 100 млн долл.

Государственные компании и государственное регулирование

В данном разделе подавляющее большинство значительных событий 2004 г. относилось к ТЭКу и лишь по одному — к финансовой сфере и ВПК.

Три события связаны с «Газпромом».

За 1,7 млрд долл. «Газпром» выкупил у «Роснефти» ее доли в совместных предприятиях, владеющих лицензиями на разработку Штокмановского (газоконденсатного) и Приразломного (нефтяного) месторождений на шельфе Баренцева и Печорского морей.

«Газпром» также полностью вернул в свою собственность «Сибур» — крупнейший в России комплекс нефтегазохимических предприятий (объем продаж — более 2 млрд долл., доля в отечественном производстве сжиженных газов — около четверти, каучуков и шин — около половины). «Сибур» был создан во второй половине 1990-х гг. Я. Голдовским с использованием финансовых и иных ресурсов «Газпрома» и контролировался высшим менеджментом последнего. В 2001 г., воспользовавшись процессом смены руководства в газовой монополии, Голдовский юридически безупречно перевел основные производственные активы «Сибура» под контроль многочисленных офшоров, конечным собственником которых являлись он и его партнеры. В 2002 г. по прямому требованию государства «Газпром» начал процесс возврата «Сибура». Вскоре было подписано «мировое» соглашение, но согласование окончательных условий и формальные процедуры заняли более полутора лет [135].

В 2004 г. «Газпром» также стал крупнейшим инвестором в отечественную электроэнергетику. Во-первых, он выкупил у Группы ЕСН 5,3 % акций РАО «ЕЭС России», став вторым после государства крупнейшим акционером компании: к концу года его доля достигла 10,6 %. В течение года был также сконцентрирован блокирующий пакет акций «Мосэнерго». Член правления РАО «ЕЭС России» С. Дубинин заявил, что, по его оценкам, общие затраты «Газпрома» на покупку акций энергохолдинга и его московской «дочки» составили около 2 млрд долл.

Ряд наблюдателей и участников рынка оценивают экспансию «Газпрома» в электроэнергетику сугубо отрицательно как нерациональное отвлечение средств от основной деятельности. Заметим, однако, что вертикальная интеграция — одно из ведущих направлений в развитии мировой энергетики. Например, в Германии слияние E.ON и Ruhrgas не вызвало сколько-нибудь серьезного противодействия или критики.

В ноябре под предлогом необходимости погашения налоговых долгов ЮКОСа служба судебных приставов продала 76,8 % акций его основного добывающего предприятия — «Юганскнефтегаза» (добыча в 2004 г. — 51,8 млн тонн нефти). Стартовая цена аукциона составила 8,8 млрд долл., цена продажи — 9,3 млрд долл. Победителем оказалась некая «Байкалфинансгрупп», которую через несколько дней купила «Роснефть» (собственная добыча — 21,6 млн тонн) [136]. Схема финансирования покупки была достаточно сложной, однако фактически основные средства предоставила государственная китайская компания CNPC. Она выдала «Роснефти» ссуду на 6 млрд долл. в счет будущих поставок нефти (48,4 млн тонн в течение 2005–2010 гг.).

Последствия аукциона по «Юганскнефтегазу» для российской экономики и России в целом будут многочисленными и долгосрочными. Самым непосредственным результатом пока является выпадение ЮКОСа из числа значимых игроков российской нефтяной промышленности и резкое усиление в ней позиций государства.

Одновременно в 2004 г. произошел распад ИБГ «ЮКОС — Менатеп». Данная ИБГ не только в течение десяти лет входила в «высшую лигу» российского крупного бизнеса, но и еще два года назад претендовала на роль абсолютного лидера и образца для подражания для ос тальных групп и компаний с точки зрения как приближения к мировым стандартам построения бизнеса, так и его социальной ответственности, и общественно-политической роли (не будем обсуждать, насколько состоятельными были эти претензии). Однако государственные репрессии против ЮКОСа привели к тому, что М. Ходорковский и его партнеры были «выбиты» не только из нефтянки, но и из остальных секторов, где занимали серьезные позиции — танкерные перевозки нефтепродуктов, производство минеральных удобрений и финансы. Инвестиционный банк «Траст», «Менатеп Санкт-Петербург» и компания «ФосАгро» перешли под контроль их менеджмента, который фактически продиктовал акционерам условия продажи. А «Волготанкер» в 2004 г. просто завершил эволюционный процесс эмансипации от бывшей материнской компании — ЮКОСа [137].

В декабре правительство приняло долгожданное решение о трассе и мощности нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Его решено строить по маршруту Тайшет (Иркутская область) — Сковородино (Амурская область) — бухта Перевозная (Приморский край, рядом с Находкой), пропускная способность нефтепровода — 80 млн тонн [138]. Заказчиком строительства будет государственная компания «Транснефть». По предварительным оценкам, стоимость строительства составит 11–14 млрд долл. Выбранный маршрут выведет российскую нефть на побережье Тихого океана, т. е. к любому потенциальному потребителю в Азиатско-Тихоокеанском регионе — от Канады до Сингапура. Основной альтернативный вариант — «Ангарск — Дацин» — более экономичен, но при этом ориентирован лишь на Китай со всеми вытекающими отсюда рисками.

И наконец, принятое решение не является дискриминационным по отношению к Китаю. Объемы и способы экспорта российской нефти в Китай остаются предметом для переговоров между сторонами. При этом в зависимости от китайской позиции, на наш взгляд, возможны два варианта. Первый — возврат к строительству нефтепровода на Дацин мощностью 30 млн тонн, но уже в качестве ветки от Сковородино. Второй — поставка этих же объемов по железной дороге с использованием незагруженных мощностей Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. (Напомним, что в 2003 г. по железной дороге в Китай было поставлено около 6 млн тонн нефти, в 2004 г. — около 8 млн тонн.)

В январе правительство приняло решение об отмене результатов проведенного в 1993 г. конкурса по проекту «Сахалин-3» (суммарные прогнозные запасы — около 600 млн тонн нефти, 800 млрд куб. м газа и 50 млн тонн газового конденсата). Этот конкурс предполагал разработку месторождений на условиях Соглашения о разделе продукции (СРП), а правопреемником его победителей в настоящее время является консорциум ExxonMobil, ChevronTexaco и «Роснефти». Но заключение СРП все время оттягивалось государством и работы не начинались.

Теперь власти окончательно отказались подписывать соглашение с консорциумом и объявили, что намерены по трем блокам, входящим в «Сахалин-3», провести новые отдельные конкурсы, рассчитывая по их результатам дополнительно получить не менее 1 млрд долл. в государственный бюджет. На наш взгляд, в масштабах мирового неф тяного бизнеса эта сумма не так велика, чтобы из-за нее вести себя неприлично и наносить ущерб доброму имени российского государства как делового партнера. Хотя, с другой стороны, понятно, что ни один серьезный нефтяник из-за случившегося страну не покинет..

В финансовой сфере помимо определенного общего усиления роли государственных банков заметным событием была экспансионистская активность Внешторгбанка (ВТБ), который впервые в своей истории стал покупать в России крупные частные банки. В июле за символическую сумму — 1 млн руб. — ВТБ купил Гута-банк, не справившийся с весенне-летним кризисом доверия в банковском секторе, и в течение короткого времени восстановил его нормальную работу (через несколько месяцев под контроль ВТБ перешла также компания «Гута-Страхование»). А осенью было объявлено о том, что ВТБ приобретает 25 % плюс одну акцию уже упоминавшегося вполне успешного ПСБ СПб. Сделка оценивается в 50–100 млн долл., и ее юридическое завершение ожидается в первой половине 2005 г. В дальнейшем в течение двух лет предполагается довести пакет ВТБ до 75 % [139].

Специального упоминания заслуживает подписанное в начале 2004 г. соглашение о продаже Индии авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» и авиагруппы к нему. Фактически это соглашение межгосударственное, хотя формально российскую сторону представляет ФГУП «Росвооружение».

Переговоры о продаже «Горшкова» продолжались почти 10 лет, что, впрочем, для такого рода товаров вполне допустимо. Сделка суммарным объемом 1,6 млрд долл. включает ремонт и модернизацию самого крейсера, а также поставку 12 истребителей МиГ-29, 4 учебно-боевых машин МиГ-29КУБ и 8 вертолетов. Одновременно Индии предоставлен опцион на покупку еще 30 МиГ-29К. В случае его реализации доходы российской стороны могут возрасти до 2,5–3 млрд долл. [140]

О неслучившемся

Здесь наиболее громким событием, безусловно, является срыв слияния лидеров отечественного энергетического машиностроения — компаний «Силовые машины» и «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ). Создаваемая структура должна была стать не только одним из ведущих субъектов российского машиностроения в целом, но и значимым игроком на мировом рынке оборудования для электроэнергетики. О сделке было объявлено в конце 2003 г., завершиться она должна была осенью 2004 г., а затем в ближайшие годы предполагалось вывести акции объединенной компании на мировой фондовый рынок.

В первой половине 2004 г. события развивались согласно плану. Компания ОМЗ произвела серьезную реструктуризацию: был продан дивизион «ОМЗ — Морские и нефтегазовые проекты», а взамен куплены два подразделения чешской Skoda, специализирующиеся на атомном машиностроении и производстве поковок из спецсталей. Также началось формирование единого руководства ОМЗ и «Силовых машин».

Однако в июле контролирующий собственник «Силовых машин» — «Интеррос» — отказался от интеграции, и стороны начали процесс развода. Его причиной стала попытка «Интерроса» продать свою компанию немецкому (а точнее, международному) концерну Siemens. По наиболее распространенной версии, В. Потанин и его партнеры таким образом хотели получить прибыль от своей работы по консолидации отечественного энергомашиностроения не через IPO в будущем, а сразу и непосредственно. Но можно дать и другое объяснение: к середине года они сочли, что в обозримой перспективе государство не позволит вывести на международный фондовый рынок акции компании, активно вовлеченной в атомную промышленность и энергетику (напомним, что в составе ОМЗ — способные производить ядерные реакторы «Ижорские заводы»).

Было предложено два варианта продажи «Силовых машин» компании Siemens, но ни один из них не нашел формальной поддержки у ФАС, а фактической — у высшего политического руководства страны. По официальным заявлениям, причина — наличие в составе отечественной компании оборонных производств. На наш взгляд, существуют другие, более серьезные основания для сомнений в целесообразности сделки. Покупатель является прямым конкурентом «Силовых машин» на мировых рынках, где предложение заведомо превышает спрос. Поэтому априори неясно, в чем будет больше заинтересован Siemens: в развитии своей российской «дочки» или в ее постепенном закрытии [141].

В 2004 г. был фактически закрыт вопрос о строительстве нефтепровода из Западной Сибири в район Мурманска. Этот маршрут считается единственным, который может позволить «большой» российской нефти выйти на Восточное побережье США. С инициативой строительства выступили все основные нефтяные компании, работающие в Западносибирском регионе, которые предложили взять на себя и его финансирование. Вначале правительство отклонило предложение нефтяников, ссылаясь на то, что частные магистральные трубопроводы запрещены законодательством. Однако компании-инициаторы заявили о своем согласии и на государственную собственность на нефтепровод, и на государственное управление им, настаивая лишь на получении для себя гарантий по объемам прокачки. Тем не менее даже в этом предложении ни власти, ни «Транснефть» не проявили никакой заинтересованности.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Крупный бизнес по американски

Из книги Мировой финансовый кризис [=Глобальная авантюра] автора Авантюрист

Крупный бизнес по американски Короче, как выглядит крупный бизнес по американски на текущий момент, если перевести на человечий язык:Сижу я, директор Голдман Сакс, с бухгалтером и секретаршей в кабинете, грустим - все клиенты ушли, денег нет, скоро свет отключат. Самое


1.3 Крупный бизнес в экономическом развитии: каркас, донор, мотор?

Из книги Предоплаченные инструменты розничных платежей – от дорожного чека до электронных денег автора Пухов Антон Владимирович

1.3 Крупный бизнес в экономическом развитии: каркас, донор, мотор? Существуют разные точки зрения о месте крупного бизнеса в развитии отечественной экономики. Одна из них отводит ему роль основной движущей силы. В соответствии с ней не просто развитие, а экономический


Глава 4. Российский крупный бизнес в 2000 — первой половине 2008 г.: основные тенденции

Из книги Беседы автора Агеев Александр Иванович

Глава 4. Российский крупный бизнес в 2000 — первой половине 2008 г.: основные тенденции Данный период был весьма сложен и противоречив. Тем не менее для наших целей существуют достаточные основания рассматривать его в качестве единого этапа. Такими основаниями является


Глава 7. Крупный бизнес и государство в 2000 — первой половине 2008 г.

Из книги Покажите мне деньги! [Полное руководство по управлению бизнесом для предпринимателя-лидера] автора Рэмси Дэйв

Глава 7. Крупный бизнес и государство в 2000 — первой половине 2008 г. 7.1 Изменение модели отношений: от равноправия к подчинению В 2000-х гг. сложились принципиально новые отношения между крупным бизнесом и государством по сравнению с предыдущим периодом — произошла смена


Приложение 2. Российский крупный бизнес: события и тенденции. Годовые обзоры за 2004–2007 гг.

Из книги Новая эпоха — старые тревоги: Политическая экономия автора Ясин Евгений Григорьевич

Приложение 2. Российский крупный бизнес: события и тенденции. Годовые обзоры за 2004–2007 гг. В 2004–2007 гг. в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) осуществлялся проект по мониторингу крупного российского бизнеса. Он включал


Российский крупный бизнес: события и тенденции 2005 г.

Из книги МСФО. Шпаргалка автора Шредер Наталия Г.

Российский крупный бизнес: события и тенденции 2005 г. Основные тенденции:? Национализация ведущих предприятий и компаний ряда отраслей: ТЭКа, гражданского машиностроения, ВПК.? Начало первой и ключевой смены поколений в российском бизнесе. Создатели компаний и ИБГ либо


Российский крупный бизнес: события и тенденции 2006 г.

Из книги Квадрант денежного потока автора Кийосаки Роберт Тору

Российский крупный бизнес: события и тенденции 2006 г. Основные тенденции:? Последовательное усиление роли государства и госкомпаний в экономике. Увеличение числа отраслей, в которых осуществляется национализация.? Расширяющееся и все более равноправное взаимодействие с


Российский крупный бизнес: события и тенденции 2007 г.

Из книги автора

Российский крупный бизнес: события и тенденции 2007 г. Основные тенденции:? Усиление роли государства, государственных компаний и корпораций в экономике? Структурирование и концентрация российского крупного бизнеса в соответствии с технологической и отраслевой логикой,


4.1. Российский опыт

Из книги автора

4.1. Российский опыт 4.1.1. Факторы, оказывающие воздействие на развитие систем электронных денег в миреПродукты в области электронных денег предназначены для использования в качестве общего многоцелевого платежного средства и предназначены для выполнения малых


Передача функций и полномочий – лучший способ построить крупный бизнес

Из книги автора

Передача функций и полномочий – лучший способ построить крупный бизнес Когда пришло время отправлять мою старшую дочь на учебу в колледж, вся наша семья очень переживала. Впервые мы с женой, родители наших ненаглядных чад, должны были отпустить одного из них в «свободный


Ожидаемые события 2004 года

Из книги автора

Ожидаемые события 2004 года Разумеется, я ожидаю выборов Президента РФ 14 марта. Исход предрешен, но все равно вся политическая жизнь в этот период, все телевизионные картинки будут посвящены выборам. Боюсь, что поводов для общественных дискуссий, затрагивающих наиболее


ЦЕЛИ МСФО № 10 «УСЛОВНЫЕ СОБЫТИЯ И СОБЫТИЯ, ПРОИСШЕДШИЕ ПОСЛЕ ОТЧЕТНОЙ ДАТЫ»

Из книги автора

ЦЕЛИ МСФО № 10 «УСЛОВНЫЕ СОБЫТИЯ И СОБЫТИЯ, ПРОИСШЕДШИЕ ПОСЛЕ ОТЧЕТНОЙ ДАТЫ» Цель МСФО № 10 «Условные события и события, происшедшие после отчетной даты»– установить:1) когда организация должна проводить корректировку показателей финансовой отчетности с учетом событий


Представители квадранта И инвестируют в крупный бизнес

Из книги автора

Представители квадранта И инвестируют в крупный бизнес Многие люди не располагают большим количеством времени и денег, поэтому они задают следующий вопрос: «Почему вы рекомендуете сначала квадрант Б?»Обычно такая дискуссия занимает около часа, но здесь я лишь